cohenj (cohenj) wrote,
cohenj
cohenj

Как умирают цивилизации: Почему исламское чрево перестало рожать

Как умирают цивилизации: Почему исламское чрево перестало рожать

Posted on June 3, 2012 | 
demo
Современность, модерн, ударили исламский мир, в буквальном смысле слова по самому больному месту – по органу, который, как предполагалось, должен был гарантировать триумф ислама над декадентским Западом: по матке. Подобная неустойчивость, однако, не делает исламские страны менее опасными: как раз наоборот: если Европа обратилась к пацифизму, зная, что она ничего не выиграет от агрессии, Иран становится все более и более воинственным, потому что знает – терять ему нечего.

Если на Западе “демографическая зима” характеризовалась медленным вторжением, растянутым на 200 лет, в мусульманском мире она более похожа на скоростные заморозки. Иран, Турция, Алжир и Тунис пытаются повторить западный подвиг за двадцать лет.

Исламский мир находится на грани самого быстрого снижения численности населения в истории. Ханья Злотник, исследователь демографической статистики в ООН, на конференции в 2009 году заявила: “Это просто потрясающе, с какой скоростью падает уровень рождаемости в мусульманских странах”.


Происходящее можно представить в виде железнодорожной катастрофы: поезда Ирана, Турции и Туниса тянут локомотивы людей, которым сейчас по 20-30 лет. Они родились в семьях, у которых было по 5-6 детей. Но “локомотив” врезался в демографическую стену: у этих молодых людей лишь по одному – два ребенка. За нынешним гигантским демографическим “пузырем” молодых арабов, чье политическое унижение и фрустрации вылились в “арабскую весну” последует гораздо меньшее по численности поколение.

demo

Сегодня самая многочисленная возрастная группа в Иране – 20-30-летние молодые люди. Но они не воспроизводятся. Современная образованная молодая иранка родилась в семье, где у нее были шесть-семь братьев и сестер, но она сама родит только одного ребенка. Следствием этого будет катастрофа. Сегодня на каждого пожилого иранца работают девять иранцев. К 2050 , когда “пузырь” уйдет на пенсию, 60-летние иранцы превратятся в самую многочисленную возрастную группу – семь стариков на 10 работающих иранцев. Страна производит 4 400 долларов ВНП в год на душу населения – в 10 раз меньше, чем в Америке. Большая часть ВНП формируется за счет продаж нефти и газа, которые запасы которых конечны.

Бороться со спадом населения уже поздно. Мать этой 25-летней иранки вышла замуж в 16-17, и к 25 у нее уже было пять-шесть детей. Современная иранка оттянула замужество до 25, и посвятила самый плодородный возраст образованию и работе.

Стареющее население представляет собой серьезную угрозу для крепких обществ с устоявшейся системой социальной защиты. Для обществ со слабой системой защиты или вовсе без нее старение представляет собой национальную катастрофу.

Исламский мир повторит драму демографической зимы Запада, но быстрее, и с самыми убийственными последствиями. Если богатые страны мира располагают материальными средствами для смягчения демографического удара, то мусульманские страны ими не располагают. Алжир, как и Иран, производит 4 400 долларов ВНП на душу населения в год, в то время как в Пакистане дела и того хуже – 1000 долларов на душу населения в год.

Если нынешний уровень рождаемости сохранится, к концу текущего столетия экономически активное население (15-59 лет) сократится в Западной Европе на 2/5, в Восточной Европе и Восточной Азии на 2/3, в Америке увеличится на четверть. В странах Европы с наименьшим уровнем рождаемости население сократится на 40-60%.

Коллапс населения угрожает расстроить мировую экономику и создает опасную политическую ситуацию. Восточная Европы, и, прежде всего, Россия уже столкнулись с перспективой “спирали демографической смерти”. Экономически результатом того, что большая часть населения Европы и Азии превратится в пенсионеров станет резкое падение производства и налоговых сборов, с одновременным невиданным ростом пенсионных выплат и страховок. Демографическая зима породит фискальные руины и социальные волнения.

И даже на этом мрачном фоне то, что происходит в мусульманском мире выглядит воистину устрашающе. В среднем по миру рождаемость сократилась на 2,5 ребенка на женщину за последние 50 лет. В исламском мире рождаемость сократилась в 2-3 раза больше, чем во всем остальном. В Иране рождаемость сократилась на 6 детей на женщину, в Турции – пять детей на женщину, в Пакистане – больше , чем на три, в Египте и в Индонезии – на четыре.

demo
Большинство мусульманских стран не имеют системы здравоохранения и социальных фондов. Старики надеются на помощь своих детей. Те, кому сейчас 60-70, имеют по 5-6 детей. В Иране, Турции, Алжире большинство пожилых людей к середине столетия будут иметь только одного работающего ребенка. Европа уже сейчас борется с финансовыми проблемами старения населения. В ближайшие 40 лет средний возраст европейца возрастет с сорока до сорока пяти. В большинстве мусульманских стран сейчас средний возраст – около 20 лет, но к 2050 он возрастет не на пять, как в Европе , а на двадцать лет и составит 40. Мусульманские страны через полтора поколения окажутся в европейском гериатрическом кризисе. К 2070 доля стариков в Иране будет выше, чем в Европе.

К 2070 году большинство мусульманских стран будет иметь большую пропорцию пенсионеров, чем Европа. И экономическое бремя окажется намного более тяжелым для стремительно стареющих мусульманских государств.

Падение рождаемости в мусульманском мире объясняется, прежде всего, одним фактором: грамотностью. Грамотность – это порог, отделяющий традиционное общество от современности. В тот момент, когда мусульманин учится читать, рождаемость падает ниже уровня возмещения.

По всему исламскому миру мусульманки, получившие университетское образование, рожают не больше детей, чем их европейские сверстницы. Как только мусульманская женщина разрывает узы традиционного общества, рождаемость падает – до 1-2, максимум четырех детей в семье.

Конечно, же, играют роль и другие факторы: правительство Бангладеш активно пропагандировало контрацептивы. Соответственно, рождаемость снизилась до уровня 3 ребенка на женщину – меньше, чем можно было предсказать в стране с 38-процентным уровнем грамотности. Социолог Эрик Кауфман пишет: “Контраст между Пакистаном и более бедной Бангладеш очень силен. Лидеры Пакистана гораздо дольше противодействовали политике ограничения рождаемости, которую проводили их менее подверженные влиянию фундаменталистской идеологии бангладешские коллеги”.

В Пакистане – примерно такой же уровень грамотности, что и в Бангладеш, а рождаемость – около 4 детей на женщину, что коррелирует с уровнем грамотности. Исключением из общего тренда являются беднейшие мусульманские страны с наименьшим уровнем грамотности: Афганистан, Мали, Нигер и Сомали.

Следующим фактором, влияющим на рождаемость, является религиозность, согласно World Values Survey. Чем чаще мусульманин посещает мечеть, тем больше его семья. Треть турок никогда не посещала мечеть (уровень грамотности -82%) , точно также как четверть иранцев (уровень грамотности – 82%). В обеих странах рождаемость ниже уровня восполнения. Для сравнения, только 20% египтян никогда не были в мечети, и уровень рождаемости среди них гораздо выше – около 3 детей на женщину. В безграмотном Мали только 3% опрошенных не ходят в мечеть, и уровень рождаемости превышает 5,5 на женщину.

Мусульманский мир оказался в ловушке между двумя крайностями. Некоторые важные страны – Пакистан, Египет, Бангладеш располагают большим количеством населения, половина которого не умеет читать. В этих странах наблюдается продолжение цикла обычаев традиционного общества, с высоким уровнем рождаемости. Но эти страны не могут прокормить свою безграмотную половину, не говоря уж о том, чтобы предоставить ей работу. Порочный круг крайней нищеты, безграмотности и угрозы голода создает постоянный очаг социальной нестабильности. На другом конце спектра – исламские страны с высоким уровнем грамотности, Иран, Турция, Алжир – и они стоят перед лицом еще более опустошительного социального провала, который принял форму дефектной семьи и недостатка детей.

Современность, модерн, ударили исламский мир, в буквальном смысле слова по самому больному месту – по органу, который, как предполагалось, должен был гарантировать триумф ислама над декадентским Западом: по матке. Подобная неустойчивость, однако, не делает исламские страны менее опасными: как раз наоборот: если Европа обратилась к пацифизму, зная, что она ничего не выиграет от агрессии, Иран становится все более и более воинственным, потому что знает – терять ему нечего.

По материалам: David Goldman How Civilizations Die: (And Why Islam Is Dying Too). 2011

Дэвид Голдман – редактор Asia Times. Его красивые графики взяты из общедоступной статистики ООН, с примерами которой можно ознакомиться, например здесь. Его идеи являются логическим выводом из статитстических экстраполяций ООН,  достоверность моделей которых я оценивать не берусь.

1.      Маковецкий Михаил | June 3, 2012 at 4:51 pm

Причины беспорядков в арабских странах – Ответ на этот вопрос нужно искать в постели. Экономическими причинами этого не объяснить. Правители в том же Тунисе воровали регулярно, но без фанатизма, народ там живет небогато, но не впроголодь. Причины бунтов там совсем в другом.
Все арабские страны находятся в периоде второго демографического перехода — то есть стремительного снижения рождаемости. К примеру, в Тунисе рождаемость в 2009 году была 17 на тысячу, то есть меньше, чем во Франции и ниже уровня простого воспроизводства населения. В результате численность юношей молодого возраста значительно превышает количество девушек более младших возрастов (следующее поколение менее многочисленное, чем предыдущее).
И не только в Тунисе. Средний возраст, в котором марокканцы сейчас решаются создать семью, увеличился с 1960 года на более чем десять лет — с 17 до 28,7 лет. За последние полвека в королевстве также существенно снизился средний показатель количества новорожденных детей на одну женщину — с 7,9 до 2,4. В Объединенных Арабских Эмиратах на каждую семью приходится в среднем двое детей. И это общая тенденция во всем мусульманском мире, которая не может не иметь далеко идущих политических последствий.
Для примера, в первой половине 2006 года в Азербайджане родилось 74,2 тыс. детей, рождаемость составляет 18 на 1000 человек. В среднем на каждую женщину на протяжении всей её жизни приходится два родившихся ребенка.
Плюс к этому Тунис — это страна массовой эмиграции. Только во Франции живет миллион выходцев из Туниса. В первой половине 1960-х годов, в период массовой репатриации из бывших колоний, во Францию въехало более 4 миллиона человек…
Причем эмигранты — это молодые мужчины главным образом. Постепенно на новой родине они встают на ноги, француженки им дают неохотно, да и то самые страшные. А в где-то в туниской провинции они завидные женихи, которые вывозят молодых невест во Францию в больших количествах.
И не только для себя, но и для закомплексованного до ручки и вконец задроченного толстого друга-француза. Который, хотя и носит трусы радостных оттенков, но в постели уже долгие годы одинок как перст. И который, в свои 38, буквально тут же тут же готов жениться на молоденькой девушке, что называется, для души. И чтобы отвязаться, наконец, от затрахавшей мозги мамы. Тем более, что оная черноглазая смуглянка охотно пойдет за него за луковый салат, компот из сухофруктов, мороженое и французское гражданство.
В результате, с января по сентябрь 2010 года во Франции были натурализованы 80.175 иностранцев, что на 16.8% больше, чем за такой же период в 2009 году. Две трети из них — молодые женщины, которые получили французское гражданство из-за вступления в брак с гражданином Франции. В 2009 году число иммигрантов в Великобритании составило 196 тысяч человек — гендерные пропорции эмигрантов и причины предоставления английского гражданства примерно те же, что и во Франции.
Сегодня молодая симпатичная туниска такого же тунисского юношу как жениха и не воспринимает. Внебрачных связей в мусульманских странах практически нет. А онанизм, как говорят сексопатологи, порождает гнев, который кипит в груди и зовет людей на баррикады. И легко превращает мирное мужское население в толпу неуравновешенных бойцов без правил. Которые рвутся переименовать площадь имени вождя в площадь имени Гордости и Чести, а потом прилюдно распять там предателей народа и изменников родины. В ответ на все их злодеяния без исключения.
Все эти процессы идут во всех арабских странах. В том же Египте, где на площади Москвы и окрестностей скопилось 80 миллионов беспокойного населения, рождаемость стремительно падает. И так же стремительно растет возраст вступления в брак.
И результаты всего этого хорошо видны по телевизору. Кстати, в результате бунтов онанистов, внешне бессмысленных и безобразных, на смену свергнутому “кровавому режиму” обычно приходит режим совсем уж людоедский. Но способный решить гендерный вопрос.
В общем то, все это многим понятно. Но, как роса, политкорректность легла поверх вопросов, и об этом никто не говорит. Пренебрегая при этом тем обстоятельством, что если гнойную рану долго не лечить – обязательно прорвется кровавый свищ.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments